17:04 

О том, что хорошего есть в России

Tokidoki
человек уже ходил по луне, а зонтики остались зонтиками...
Господа, если для кого-то всё ещё являлось секретом то, что Россию я не люблю, теперь вы тоже будете в курсе. Я не люблю Россию сейчас и не люблю Россию когда-то там в былые времена. Я не люблю здешнюю архитектуру, традиционную кухню (да и представленный ассортимент продуктов в супермаркетах тоже) и с большой опаской и недоверием отношусь к 99,9% когда-либо виденных на просторах этой страны людей.
Сейчас я скажу и вовсе кощунственную для кого-то вещь, но русскую природу я тоже не люблю. И с полной буквальностью этой фразы хочу заявить, что виденная мной за разными рубежами трава неизменно оказывалась зеленее. Нет, не в разы. Но оснований не доверять собственным глазам у меня пока ещё не находилось.
А как же я ненавижу русскую зиму...
Этот список можно продолжать до бесконечности, и сотнями писать посты о том, как всё плохо, но это, к счастью, несколько не мой стиль. Не то чтобы всё было офигительно прекрасно и с радужными пони, но нам и без пони вполне себе неплохо. В конце концов пони (не радужные, настоящие) у меня уже были. И вспоминать, что с ними стало после того, как я ушел с конюшни, у меня желания не возникает. Но я не об этом.

В России есть 2 вещи, которые мне всё же нравятся: русский язык и российские японисты. И если с языком всё более ли менее понятно, то про японистов я как раз хотел поговорить.

Моя предпоследняя бумажная книга - W. G. Beasley "The Rise of Modern Japan. Political, economic and social change since 1850" была написана в 1995 году, и затем найдена Токи в букинистике маленького городка Рочестера августом 2011 года. Судя по тому, что у меня в руках оказалось второе издание, книга пользовалась спросом, допечатывалась и переиздавалась с дополнениями. И в общем и целом могла бы оказаться для меня субъективно хорошей, если бы не одно "но". С историей этого периода я был уже поверхностно знаком по работам российских японистов. И на их фоне книжка выглядела уже не так красиво. Точнее, выглядела она на их фоне и вовсе не книжкой по истории, а не очень удачно составленной, вроде бы подробной, но далеко при этом не полной хронологией в переплете.

На самом деле у нас очень хорошие японисты, которые пишут не менее замечательные книжки, которые помимо знаний закладывают в голову желание копать глубже, смотреть дальше и искать интересное в каждом на первый взгляд незначительном моменте японской истории. Так почему же мне никак не могут понравиться работы японистов англоязычных? Вряд ли дело в языке, потому как художественную японскую литературу в переводе на английский читать мне нравится даже несколько больше, чем на русском. Вряд ли дело в профессионализме и отсутствии доступа к материалам, особенно в Англии, которая (судя по тому, что я видел) делает очень многое для того, чтобы люди учились и изучали, и делали это увлеченно и даже вдохновенно. Так всё же почему? У меня есть только один вариант ответа и, разумеется, я не имею ни малейшего представления о его правильности: им проще.
Так что я пока пойду и почитаю что-нибудь ещё, а вы, господа, имейте в виду, что я совсем не прочь об этом поговорить.

@темы: Вот что я скажу, Taisho (1912-1926), Showa (1926-1989), Meiji (1868-1912), Heisei (1989-...), Books, Bakumatsu (1853-1867), About Toki, 20-th century

URL
   

а зонтики остались зонтиками...

главная